«Русская удаль». Народная музыка, покорившая сердца

28 июля 2016
«Русская удаль». Народная музыка, покорившая сердца Фото: filarmoniya-ra.ru
В России более 50 профессиональных оркестров. Но «Русская удаль» стоит особняком. Этот коллектив не похож на другие. Он покорил своей виртуозной игрой не только российских зрителей, но и ценителей искусства за рубежом. О том, как возник и сейчас существует коллектив, нам рассказал Анатолий Васильевич Шипитько, заслуженный работник культуры России, заслуженный деятель искусств РФ, народный артист РА, за время работы которого коллектив обрёл статус Государственного оркестра русских народных инструментов ГБУ Государственной филармонии Республики Адыгея.
 
– Расскажите об истории создания ансамбля.
 
– Когда организовалась республика, меня вызвали из Сургута, где я жил и работал на тот момент, и предложили создать профессиональный русский ансамбль. Это был 1990 год, мы собрали тогда прекраснейший коллектив и буквально через месяц праздновали свой день рождения.
 
– С самого начала репертуар был настолько разнообразным?
 
– Да, у меня давно была мечта создать необычный коллектив, не просто сидеть и играть, а показывать шоу. И я достиг этого буквально за 10 лет: собирал всевозможные фольклорные инструменты, прорабатывал программу. Получился коллектив, который не был похож ни на один в России. На первом же фестивале в Москве за нас ухватились великие музыканты: Калинин, Рожков, Гридин. Потом мы объездили всю Россию от Ярославля до Сочи, в Москве мы выступали около пяти раз, были в Польше, на Украине. Когда встал вопрос, кто из русских коллективов поедет в Кремлёвский дворец, выбрали нас, мы выступали там единственные и впервые. Выступили на «ура!».
 
Русская удаль
 
– Как давно Вы передали своё руководство?
 
– Вот уже 2 года. Понимаете, я и сейчас работаю с оркестром, но уже не так. Я не выезжаю с ними, просто делаю программу, а они катаются везде с блеском. Сейчас я опять пришёл на репетицию, уже сделал пять новых произведений для оркестра. Я опять сажусь сам, и мы разучиваем вместе. Это невозможно бросить.
 
– Какие проблемы испытывает оркестр в настоящее время?
 
– Сейчас нас несколько ослабила политика в отношении государственных оркестров. Нет прежней свободы у руководителя. Раньше меня, например, так не прослушивали, как сейчас происходит с коллегами. При этом нет притока молодых музыкантов, в наших училищах готовятся в основном танцоры, певцы и режиссёры.
 
Русская удаль
 
Беседу продолжил действующий художественный руководитель и главный дирижёр оркестра, заслуженный артист Республики Адыгея Андрей Евгеньевич Ефименко.
 
– Как долго Вы возглавляете коллектив?
 
– Вот уже 2 года, как меня попросили возглавить коллектив. Для меня это серьёзная работа, потому что ответственность, конечно, громадная. Ответственность за людей, творчество, зрителей, вкусовые моменты, которые мы должны учитывать на сегодняшний день, и воспитательные аспекты. Это те пять столпов, на которых должны стоять все государственные коллективы.
 
Русская удаль
 
– Все в вашем ансамбля закончили высшие музыкальные учреждения?
 
– Конечно, это люди с большим опытом, настоящие профессионалы. Здесь у большинства есть высшее образование. Но есть и молодые специалисты, которых мы стараемся поддержать, обращаем внимание и на совсем юные таланты, которые уже себя проявили, например, моя ученица, балалаечница Наталья Сушкова только будет поступать в музыкальное образовательное учреждение среднего звена.
 
– Это основной вид Вашей деятельности? Каков Ваш личный творческий путь?
 
– Сам я музыкант-балалаечник. Как солист я проделал двадцатилетний путь с этим оркестром. У нас большая совместная творческая биография: от популярных музыкальных вещей до академических, от простого к сложному, и конечно, программное, народное – это наш конёк.
 
Русская удаль
 
– Помимо работы с коллективом Вы занимаетесь ещё и преподаванием?
 
– Да, я педагог с большим стажем, около 20 лет. Мои ученики одерживали большие победы в Краснодарском крае, в России. Это очень значимые результаты. Педагогической деятельностью я занимаюсь параллельно с основной работой. Сейчас преподаю в школе № 6, а до этого работал в республиканской гимназии, где в 2012 году стал учителем года. Ездил в Большой театр на награждение, это было интересно и мотивирующе. Достижение такой победы – это труд, ведь за любым успехом стоит большая работа.
 
– Как в последнее время меняется количество зрителей?
 
– В последнее время я замечаю, что у нас есть свой зритель, который даёт оценку в частности моей работе и нашему коллективу в целом. Зрителей становится больше. У создателя коллектива, было своё направление: фольклорное. Там, конечно, был свой зритель. Я стараюсь это направление поддержать, насколько это возможно, чтобы было интересно. Но играть только фольклор, на мой взгляд, не совсем правильно. Мне кажется, нужно показывать наши возможности со всех сторон, чтобы коллектив был многогранным, конкурентноспособным. Есть у нас обработки музыки из фильмов, например, «Бриллиантовая рука», «Кавказская пленница», что актуально в свете объявленного Года российского кино.
 
Русская удаль
 
– Что может сделать Вашу работу более комфортной?
 
– Хотелось бы ещё, чтобы наш музыкант получал достойную зарплату. Его нужно беречь и уважать, ведь сейчас образуется «дыра» в передаче нашего опыта и мастерства подрастающему поколению, которого попросту нет. Музыканту ведь не нужны такие уж большие деньги, но чтобы хватало прокормить семью. А сейчас даже по телевизору практически исчезли все симфонические выступления, и нам показывают только шоу-бизнес, который не отвечает тем воспитательным, моральным качествам, которые нужны современной молодёжи. Существуют, конечно, музыкальные, художественные школы, но мы всё равно проигрываем. В 2007 году у коллектива были гастроли по городам Франции.
 
– Какие остались впечатления?
 
– Я смотрел, как там встречает публика, как проводят концерты, как происходит техническая обработка. Тогда я играл на всех концертах соло «Калинку». И было удивительно, как меня принимал французский зритель. В тот момент я гордился, что именно я играю её. Зал был полный, каждое место продано. У них был интерес даже не к экзотике, а просто к живой музыке. Мне кажется, французы к культуре относятся по-другому. Это государственная подача, когда есть свой кодекс, предусматривающий культурное развитие подрастающего поколения на определённом этапе.
 
Валерия Булатова
АдыгеяLife
Другие статьи
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!