Максим Богатырёв. Покоритель континентов

5 апреля 2016
Максим Богатырёв. Покоритель континентов Фото: Мила Новикова, из личного архива Максима Богатырёва
Известный альпинист, горный гид и путешественник, Максим Богатырёв рассказал о своей жизни, работе и увлечениях.
 
– Вы родились и живёте в Адыгее, при этом побывали во многих местах нашей планеты. Возникало желание переехать в другую страну?
 
– Нет. Если есть желание переехать, то должна быть веская причина, например, меня здесь что-то не устраивает, там бы я зарабатывал больше или занимался любимым делом. Таких причин нет. Мне здесь нравится, здесь моя Родина. Где родился, там и пригодился.
 
– Когда Вы впервые занялись горным туризмом?
 
– Генрих Дерзиян пришёл к нам в школу, это был шестой класс. Мы в первый раз пошли в поход, который уже категорировался как нечто спортивное, то есть после этого давали разряды и значки. Это была первая ступень, предмет гордости для мальчишек. Записался весь класс. У многих одноклассников колея выработалась в сфере туризма или связана с экстремальными видами спорта.
 
Максим Богатырёв
 
– У Вас достаточно опасное занятие. Что чувствуете перед восхождением на очередную высоту?
 
– Категория опасности и точка отсчёта этой опасности – для всех разная. Альпинизм кажется опасным, но на самом деле это не так. Немногие им занимаются, и это непривычно для вас, потому что вы сидите в кабинете, а тут вдруг что-то неожиданное и необычное, поэтому появляется вопрос об опасности. Опасности здесь прогнозируемые и контролируемые. Мы не будем рисковать и не полезем туда, где слишком опасно.
 
– Как часто происходят восхождения и какое было самым запоминающимся?
 
– А они все запоминаются. Бывают иногда интересные случаи, которые отпечаток оставляют. Восхождений сложных около десяти в год, остальное – поездки в горы. Вот мы сейчас с гор вернулись. За прошлый год было несколько «сбросов» по независящим от нас причинам: в Непале случилось землетрясение, закрыли все экспедиции, нас развернули в Тибете, но мы-то были уже в горах, и тряхнуло здорово. Потом было восхождение на пик Победы. Мы тоже не смогли взойти, зато живыми вернулись. Ребята, оставшиеся на горе, погибли.
 
Максим Богатырёв
 
– Какие качества или стимулы помогают добиваться поставленных «высот»?
 
– Мне своего времени жалко – если я могу сделать что-то быстрее, я делаю это быстрее, если могу сделать это сегодня, то не откладываю на завтра. Умение оптимизировать свою жизнь, делать её более логичной, преодолевать себя, то есть если не хочется что-то делать, но мне это нужно, то необходимо просто это сделать. Ты вышел на стадион, и, конечно, тебе не хочется бегать там двадцать километров, хочется пойти домой, телевизор посмотреть. Ты идёшь на компромисс, делаешь два круга по четыреста метров, и хорошо. Но так ты никогда ничего не добьёшься. Нужно пробежать двадцать километров, потом двадцать пять, тридцать, чтобы к чему-то прийти. Как раз умению преодолевать себя и свою слабость и учат горы.
 
– Если бы не альпинизм, в какой сфере Вы бы себя реализовали?
 
– Конечно, что-то было бы. Что именно, я не знаю. Возможно, я стал бы художником или строителем, а может, разгильдяем.
 
Максим Богатырёв
 
– Какие виды отдыха предпочитаете?
 
– Где-то написано, что человек отдыхает, если его деятельность меняется. Как таковой отдых мне сейчас не нужен, я думаю, он вообще никому не нужен. Вот говорят пенсионеру: «Отдыхай, ты всю жизнь трудился», а ему, наоборот, работать надо. Если он начнёт пультом от телевизора «щёлкать», то развалится.
 
Максим Богатырёв
 
– Вы являетесь организатором и участником проектов по реабилитации разных социальных групп. Расскажите о них.
 
– Я руковожу спортивными или прикладными проектами, связанными с условиями, в которые не каждый полезет. Ещё есть социальные проекты. Когда людей окунаешь в непривычные условия, которые для них ещё и трудны, они, скажем так, очищаются. Если вы находитесь в привычной среде, вы одни, а когда вы в достаточно жёстких для вас условиях, то первыми в голову приходят те приоритеты, те жизненные ценности, которые являются исконными, не придуманными. Когда идёте на вершину, не вспоминаете о том, что не заплатили налог или что машина во дворе стоит и ржавеет, и надо бы её починить, потому что за неё же деньги отданы, это перестаёт быть ценностью. Ценностью становится то, что вам помогает: минимальное тепло – куртка, немного еды и горячий чай. Человек начинает относиться к жизни по-другому. Например, дети из Беслана сидели в заложниках, были ранены, а потом замкнулись и не делали различий, кто виноват, озлобились на всех. После похода в горы я им показал фильм, как мы поднимались с инвалидами. Потом они подходили по одному, по два, семьями и говорили, что теперь иначе всё воспринимают. Они увидели людей, не замкнувшихся в себе, и начали осознавать, что жизнь не заканчивается, надо перешагнуть и идти дальше. Я видел, что польза есть. После этого развивались и проекты «Дети войн», «Дети подворотен».
 
– Занимаетесь ли Вы какой-то дополнительной деятельностью, помимо основной?
 
– Я занимаюсь всем, чем мне нравится. Если надо помочь провести соревнования, я помогаю. Около двадцати часов в год вычитываю лекции. Хочу, чтобы дети были максимально адаптированы к жизни, хочу зажечь их идеей – передаю опыт, который не найдёшь в учебнике.
 
Максим Богатырёв
 
– Вы побывали на высочайших точках планеты. Есть ли высота, которую хочется покорить ещё?
 
– Мы стремимся на пик Победы, но он нам не даётся уже много лет. В этом году предлагают зайти с китайской стороны, но это тяжёлый путь, оттуда всего лишь одна успешная экспедиция была тридцать лет назад.
 
– 2016-ый год объявлен Годом российского кино. Ваш любимый отечественный фильм?
 
– Мне кажется, все самые хорошие фильмы – Гайдая, Рязанова – остались в прошлом. Я не могу назвать из современных фильмов ни одного. Есть какие-то одноразовые комедии – посмотреть, посмеяться, и всё. 
 
– Весна – время пробуждения, тепла, свежего настроения. Обычно бывает трудно настроить себя на новый лад. А как настраиваетесь Вы?
 
– У меня всё легко проходит. Если попробовать уплотнить свою жизнь, она станет ярче, и ты не будешь замечать в физиологическом плане, пришла весна или нет.
 
 
– Придерживаетесь какого-либо образа питания, чтобы сохранить себя в форме?
 
– Нет. Я думаю, что есть один очень умный, грамотный способ питания. Мельком видел рекламу: «На праздники приходится много есть и пить, и от этого страдает печень. Что нужно сделать, чтобы печень не страдала?» У меня был первый ответ: много не есть и не пить, а там, оказывается, нужно таблетку какую-то съесть, и тогда печень страдать не будет. В питании очень просто, система несложная: если вам нос заткнуть, глаза завязать, и спросить, хотите ли вы поесть, вы скажете, что не хотите есть, но после этого вам накрывают «поляну» с продуктами, и развязывают глаза, и при этом рука сама потянулась – всё красиво оформлено, значит, хочется есть, хотя две минуты назад вы сказали, что есть не хотите. То есть вот этот способ, умение слышать себя, отделять голод от аппетита.
 
– Летом пройдут Олимпийские игры. За какими видами спорта будете следить?
 
– Я вообще ни за какие виды не болею. Молодцы ребята, что спортом занимаются, добиваются высоких результатов. В первую очередь это нужно им, даже не стране.
 
Диана Избашева
АдыгеяLife
Другие статьи
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!