Наталья Пинчук. Мастер слова

6 июля 2016
Наталья Пинчук. Мастер слова Фото: Денис Шестопалов, архив Натальи Пинчук
Наталья Пинчук – поэтесса, член Российского союза писателей, автор пронзительных стихов. С ней мы говорили о поэзии, вдохновении, Родине и жизни – о том, что по-настоящему важно. Всякий раз душа откликалась на слова Натальи. Наверное, секрет в том, что мы слышали себя.
 
– Вы помните, как впервые соприкоснулись с поэзией? Читали ли родители стихи?
 
– Мой папа писал стихи, но скрывал их. А когда в школе я только начинала писать, он культивировал во мне это стремление, говорил: «Пиши, дочь, пиши». Папы нет уже два года, и до последних дней он просил читать ему стихи.
 
У меня до сих пор лежит потрёпанный блокнот, где от руки записаны первые отправления в прессу: стихи для публикации я отсылала в газету «Советский воин», поскольку мой супруг был офицером. Спасибо их редакции, они мне тогда прислали первый теоретический материал, как правильно писать стихи. С тех пор я в первую очередь занималась изучением стихосложения, погружалась в английскую и французскую поэзию, изучала сонеты. Меня очень удивил Ломоносов, издавший первый русский сонет, размерность которого потрясает. Первое время я подсчитывала количество гласных, открытых и закрытых слогов, а в последние двадцать пять лет это мне уже не нужно – ритмичность и напевность давно вошли в сердце.
 
За свою творческую биографию я выпустила десять сборников: три в Майкопе, остальные в Москве. Более десяти альманахов из Санкт-Петербурга, Саратова и других городов напечатали мои работы. Также принимала участие в литературной премии «Наследие», учреждённой Российским союзом писателей совместно с Российским Императорским Домом. А недавно вернулась с Международного музыкально-литературного фестиваля в Ялте, и в октябре 2015 года прошёл мой большой творческий вечер в Центральной библиотеке им. Горького.
 
 
– Каким было Ваше первое стихотворение? Как оно родилось?
 
– Наверное, всё дело в генах. Не помню  его наизусть, но помню, что было оно о любви. Ведь я всегда находилась в творческой атмосфере, и внутри меня присутствовало что-то особенное. Когда меня спрашивают: «Как у тебя получается сочинять?», отвечаю коротко: «Выхожу в астрал, и всё». Стих рождается целиком, но признаюсь, что не помню своих текстов наизусть.
 
В интернете выложено около 700 моих стихов. За 5 лет их прочло около 50 тысяч зарегистрированных пользователей. Ещё я написала около 3 тысяч рецензий, из них две трети – в стихах. Обычно я заряжаюсь красивыми картинками, словами, блеском глаз, прекрасно созданным творением. Стих – это движение души. Он просто пишется, и всё.
 
– Получается, человека нельзя научить писать стихи?
 
– На этот вопрос я отвечу: «А вы пробовали?». С одной стороны, человек способен на многое, но помимо того, что в стихах я передаю свои чувства, это ещё и исследовательская работа. Смысл всегда плотно связан со звучанием, ритмом. И всё это нужно не держать в себе, а отдать человеку, и когда я, например, выступаю со своими стихами, то чувствую себя уверенно.
 
 
– На кого ориентировались, пока шло становление Вас как поэта?
 
Для меня Пушкин – учебник стихосложения и чувств. Лермонтов всегда удивлял своей зрелостью, мощью философской мысли. А ещё Гумилёв, Ахматова, их любовная связь. В молодости мне нравился Асадов. Он такой чистый, для молодёжи безупречный.
 
– Востребована ли сегодня поэзия? Если 19-й век был золотым веком, 20-й – серебряным, то какой сейчас век для русской поэзии?
 
– Философский. Сейчас каждый стал мыслить по отдельности, а не в целом. Соединение частностей, философия единства многообразия создаёт мировоззрение теперешнего поколения. Мы оказались «на водоразделе» технической революции и чувственной. Молодёжь сейчас прагматичнее, но мне нравится её мыслительная деятельность. Новое поколение выдаёт интересные идеи в литературе, технике, науке. Вот здесь я горжусь молодёжью и Россией. Хочется, чтобы и они читали стихи, воспитывая свои чувства, чистоту языка.
 
К слову сказать, недавно со мной случилось открытие. Оказывается, существует некая генная память, которая выдаёт на бумагу фольклор. Я недавно написала стихи «Былая вольница», «Бабьи слёзы», «По бережку, по высокому» по мотивам картин художников крестьянской жизни. И это было легко – писала не задумываясь. Наконец патриотизм, прятавшийся в глубине души, нашёл выход. У меня ведь гражданская позиция очень серьёзная. Россия – моя любовь. Я жила в Эфиопии, Германии, была во многих местах, но всегда знала, моё русское сердце рвётся домой.
 
 
– Близкие с пониманием относятся к Вашему творчеству?
 
– Да. Правда, похвала у них осторожная. Они с неким удивлением наблюдают, как я в последние 5 лет особенно развернулась. Первые экземпляры сборников я всегда привожу родным. Самый первый – мужу. Это безоговорочная семейная традиция. Если я вижу, как у супруга губы утончаются, слезятся глаза, понимаю, что всё получилось.
 
– Во что ещё, кроме поэзии, Вы вкладываете душу?
 
Мой шикарный ремонт сделан по моим эскизам. Я мечтала быть дизайнером интерьеров, но пошла на механико-математический факультет, чтобы папа мной гордился. Потом я закончила пединститут в Литве, специальность «Начальные классы с гуманитарным уклоном». На втором курсе декан предложил писать о поэзии. Я публиковалась в литовских газетах на литовском и русском языках. Училась в аспирантуре. Мои работы «Как писать сочинения с учётом литературного наследия» и «Быстрочтение в начальных классах» изданы в инновационных сборниках. В школе я отдавала всю душу детям, проводила нестандартные уроки. В моих планах уроков одну треть составляли собственные инновационные подходы к обучению. Сегодня я поддерживаю связь со многими учениками, у нас очень тёплые отношения.
 
Юлия Дендеберя
АдыгеяLife
Другие статьи
Комментарии (0)

Нет комментариев. Ваш будет первым!